Рус Бел Eng 中文

Реаниматолог Могилевской больницы № 1: эпидемия - это колоссальная физическая, моральная и эмоциональная нагрузка для медиков

Выпускница Витебского медуниверситета Анастасия Поддубская пришла работать врачом-реаниматологом в Могилевскую больницу № 1 в разгар пандемии. Это медучреждение полностью перепрофилировано для приема пациентов с COVID-19, пневмониями и острыми респираторными инфекциями. Оказаться в реанимационном отделении в период эпидемии для молодого специалиста — профессиональное боевое крещение.

Реаниматолог работает в режиме нон-стоп: 24 часа в сутки во время дежурства он находится в красной зоне. Анастасия размышляет о необходимых профессиональных качествах в таких условиях:

— Это колоссальная физическая, моральная и эмоциональная нагрузка для врачей и медсестер. Знаете, сколько нужно человек, чтобы перевернуть пациента со спины на живот? Пятеро. Вот после этого я поняла, что, кроме знаний и ответственности, профессиональные качества реаниматолога — физическая сила и выносливость. А еще — умение мыслить стратегически. Сегодня у нас на вооружении протоколы Минздрава по лечению коронавирусной инфекции — четкие алгоритмы. Но на ежедневном утреннем обходе мы снова и снова перепроверяем сценарий лечения каждого пациента, ведь всякий раз речь идет об уникальном случае. 

Цифры об обеспеченности клиник аппаратами ИВЛ и кислородными точками в официальной статистике человеку без медицинского образования мало о чем говорят. Молодой реаниматолог подробно объясняет, в каких случаях применяют эти аппараты: 

— Сначала поступившему в реанимацию больному мы обеспечиваем подачу увлажненного кислорода через лицевую маску. А затем оцениваем динамику: нужно постоянно отслеживать, в сознании ли человек, частоту дыхания, уровень усталости дыхательных мышц и насыщенности крови кислородом. На ИВЛ переводятся только те, для кого кислородотерапия с применением лицевой маски и других щадящих методов уже неэффективна. И это должно быть очень выверенное решение. Подключенный к аппарату больной не может ни говорить, ни принимать пищу (ему устанавливается трубка — зонд в желудок, по которому подается питательная смесь). Его вводят в медикаментозную кому. 

Оказывается, снятие пациента с ИВЛ — это целая методика. Дело в том, что при длительном лечении развивается атрофия мышц, особенно у пожилых людей. Первым делом отключают все препараты, которые обеспечивали медикаментозную кому. По мере того как пациент просыпается, его переводят в более мягкие режимы ИВЛ, когда аппарат фиксирует самостоятельные попытки вдохов. Период постепенного снятия больного с аппарата может длиться неделями. 

Самым молодым пациентом с COVID-19 в практике Анастасии Поддубской был 27-летний парень: 

— Как правило, чем моложе пациент, тем быстрее его состояние стабилизируется. Но мы никогда не опускаем руки и боремся до последнего за каждого больного. У меня был опыт снятия с аппарата искусственной вентиляции легких 60-летней пациентки с коронавирусной инфекцией, двусторонней пневмонией, весом за сто килограммов: она провела в реанимации около месяца, более 20 дней была на ИВЛ.  Запомнилась еще одна женщина 63 лет. Она поступила к нам в очень тяжелом состоянии: сатурация (насыщенность крови кислородом) около 80 процентов, при норме 98—100 процентов. Но у нее сильный, боевой характер, она не собиралась сдаваться и очень хотела выздороветь. Мы наладили ей подачу увлажненного кислорода, положили на живот, и каждый день я помогала ей бороться за жизнь, успокаивала, настраивала на позитивный лад. Поверьте, сохранять оптимизм, когда вокруг тебя тяжело болеющие люди, очень непросто. Но она победила болезнь, ее состояние стабилизировалось, и мы смогли ее перевести в отделение общесоматического профиля. Именно такие моменты придают нам сил, и мы понимаем, что не зря не спим по ночам. Мне хочется рассказать о таких случаях в первую очередь самим пациентам и их родным. Главное — нельзя сдаваться и отчаиваться, надо верить и бороться.

Правильно настроить пациента на лечение — один из важных этапов в работе врачей. 

КСТАТИ

Средний возраст пациентов с коронавирусной инфекцией в реанимации — от 55 до 90 лет. Если во время первой волны врачи чаще сталкивались с больными 40—60 лет с ожирением до 120—150 килограммов, сахарным диабетом, сопутствующей кардиальной патологией, то сейчас среди заразившихся много возрастных пациентов. 

Елена Кукшинская, фото Андрей САЗОНОВ, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна