RU BY EN 中文

В Дрибинском районе в годы Великой Отечественной войны фашисты организовали три гетто

Здесь дышала земля

Овраг у села Рясно 80 лет назад стал местом массового уничтожения евреев

От окраины агрогородка до могилы, где покоятся останки убитых фашистами и коллаборационистами в марте 1942 года сельчан, — километра полтора. Собственно, могилы как таковой нет. Погибших никто не перезахоранивал. Но на месте, где их расстреливали, живыми закапывали в землю, уже после войны, в 1950-е годы, люди, потерявшие здесь близких, за свои деньги установили памятник. В 2006-м его обновили за счет представителей еврейской общины, жителей Рясно и Дрибинского района.

Гетто на Лесной улице

О том, что творилось в Рясно 80 лет назад, 73-летняя местная жительница Светлана Жарковская, вызвавшаяся быть моим гидом, знает от матери. По дороге к памятнику погибшим мирным жителям рассказывает:

— До войны это было большое село — дворов 200 с лишним, около тысячи жителей. От спиртзавода, на котором работала моя мама Анна Ивановна Савченко, семье выделили жилье. Когда эти бараки заняли нагрянувшие в Рясно немцы, местным пришлось искать другой кров. Мама с тремя детьми — Володей, Валей и только что родившимся Ваней — попросилась на квартиру к землячке.

По словам Светланы Емельяновны, никого из ее родных оккупанты не тронули. А вот над евреями, которых среди местных было процентов 70, немцы и полицаи издевались.

— Всю Лесную улицу, что вон там, внизу, за магазином, — машет рукой в сторону Жарковская, — фашисты огородили колючей проволокой. Согнали туда не только наших, местных, но и из Дрибина. Три дня держали стариков, женщин, детей на улице, а был ведь конец февраля: холодно, сыро, промозгло… Несчастным не давали не то что еды, даже воды. Хотя те умоляли позволить попить хотя бы малышам. В ответ услышали: мол, отдадите все золото, отпустим вас по домам. Они и поснимали с себя все украшения, что имели. Но никто их, конечно, никуда не отпустил. Через три дня — 3 марта 1942-го — местным, не евреям, приказали: «На улицу не выходить, окна в хатах наглухо завесить». И погнали узников Рясненского гетто через все село на расстрел. Мама это видела своими глазами: как рыдали женщины, вслух молились старики, как один парень, пытаясь спастись, нырнул в переулок, где его настигла вражеская пуля. А еще навсегда запомнила трех сестер Меломед. По именам она их не знала — они только приехали в Рясно после пединститута, планировали стать учительницами. Статные красавицы с карими глазами, шикарными кучерявыми волосами, которые развевались на ветру, понимая, что их ожидает, безропотно шли на казнь…

«Живых хоронили вместе с трупами»

Погнали евреев в Лисий Лог или, как называют это место старожилы, «Крумолы», где уже был вырыт ров длиной 25 метров, шириной 6,5 метра.

Из акта Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников от 5 ноября 1944 года: «Здесь и была совершена жестокая расправа. Прежде чем убивать людей, их в лютый холод заставили раздеться до нижнего белья. Первыми расстреляли молодых мужчин. У женщин силой забирали детей, живыми покидали в ров, после чего засыпали землей вместе с трупами. Стоял жуткий крик».

Старожилы из Рясно навсегда запомнили тот страшный день и то, как возвращались с места казни жены полицаев — с полными подводами верхней одежды. Как мародерствовали изверги: тащили из хат погибших самовары, дорогую посуду, мебель. Не смогли забыть сельчане и о том, как три дня после расстрела дышала земля в «Крумолах». А по весне, когда стал быстро таять снег, по оврагу поплыли детские сандалики, гребешки, игрушки…

Место скорби

На гранитной черной плите памятника на месте массовой гибели людей выбиты строки на иврите. Под ними — надпись на русском: «Здесь покоится прах наших братьев — великих мучеников, зверски убитых злодейскими руками извергов». Фамилий нет. По словам Светланы Жарковской, вспомнить всех поименно пыталась местная жительница, работавшая некогда секретарем сельсовета. Даже тетрадь специальную завела. Но ее уже нет в живых, а с ней исчезли и те записи…

Сколько евреев уничтожили тут в 1942-м, тоже доподлинно неизвестно: по одним источникам — более 600, по другим — 800. И дата трагедии на памятнике другая — 14  марта…

— Главное, чтобы люди не забывали, что пережила эта земля, наши предки, сколько горя и боли принесла всем война, чтобы подрастающее поколение училось на ошибках прошлого и никогда не допустило повторения подобной трагедии, — убежден председатель Рясненского сельского исполнительного комитета Тимофей Мартинович. — А молодежь за памятником ухаживает: ученики средней школы, вспомогательной школы-интерната.

Каждый год 9 Мая и в день массового уничтожения евреев к скромному памятнику в Рясно несут венки и живые цветы местные жители, приезжают делегации из Могилева, соседних районов, люди из разных стран, которые потеряли здесь своих друзей, родственников. Среди них — бывшая соседка Жарковской, ныне москвичка Римма Милевич с мамой Анной Соломоновной. Они одни из тех немногих, кто успел эвакуироваться до прихода немцев. Прабабушка Риммы уезжать не захотела, погибла вместе с земляками…

— В годы Великой Отечественной войны в Дрибинском районе нацисты организовали три гетто: помимо Рясно, еще в самом Дрибине и Черневке, где в общей сложности уничтожили более двух тысяч евреев, — уточняет директор районного историко-этнографического музея Жанна Климова. — А всего на территории района 43  воинских и десять захоронений мирных жителей.

Ольга Кисляк, фото автора, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна