RU BY EN 中文

Вечный огонь в Бобруйске — дань памяти героям, освобождавшим город

Место нашей силы и сплоченности

Там, где в 1944-м советские войска сражались за Бобруйск, горит Вечный огонь

В конце июня 1944 года в деревне Еловики, на трассе Бобруйск — Минск, шли кровопролитные бои — наши войска получили задание освободить город. Спустя время здесь воздвигли мемориал, увековечив имена красноармейцев, оставшихся под Бобруйском навечно. Сейчас это улица Минская — Еловики вошли в городскую черту. И вот уже 47 лет у подножия монумента горит Вечный огонь…

Родом из 1975-го

Юрков, Чумаков, Шешолка, Салата, Люлько… 117 их всего — фамилий на черном граните. Рядовых, сержантов, капитанов 356-й стрелковой дивизии 65-й армии, погибших за Бобруйск. Идея установить в их честь памятник принадлежит ветеранской организации «Бобруйскшины» (ныне ОАО «Белшина»).

В центре композиции — книга с именами героев и надписью: «Ваше мужество было беспримерным! Ваша слава бессмертна!» По обеим сторонам — массивные бетонные плиты с датами — 1941—1945.

— Это была народная стройка, — вспоминает начальник отдела идеологической и социальной работы ОАО «Белшина» Юрий Андриевский. — Здесь трудились и строители, и работники нашего предприятия. Первую шину на заводе выпустили в 1972-м, а мемориал открыли двумя годами ранее — в 1970-м. 8 мая 1975 года у его подножия зажгли стационарный Вечный огонь. На торжествах присутствовали участники Великой Отечественной войны, в том числе и освободители Бобруйска из Москвы, Тулы, Оренбурга, Куйбышева, Куйбышевской, Рязанской и Полтавской областей, семьи погибших, общественность Бобруйска, молодежь. А также наши активисты, принимавшие непосредственное участие в увековечении памяти, — Виктор Клешков, Гавриил Воронкин.

Клешков и Воронкин до пенсии проработали на «Белшине». Виктору Клешкову уже 81 год. В свое время был заместителем гендиректора шинного комбината, более 20 лет возглавлял ветеранскую организацию. Из-за проблем со здоровьем встретиться нам не удалось. Участника Великой Отечественной войны Гавриила Воронкина, который в 1975-м зажег от факела, привезенного из Минска, Вечный огонь в Бобруйске, уже нет в живых. Но их помнят коллеги, на «Белшине» сегодня работает внук Воронкина.

— В знак благодарной памяти потомков тем, кто мужественно защищал независимость нашей Родины, в Бобруйске возведено около 30 памятников. Вечный огонь и мемориал в честь воинов 356-й стрелковой дивизии — один из самых узнаваемых, — рассказывает нынешний председатель ветеранской организации ОАО «Белшина» Виктор Смыслов.

— Великая Отечественная война — трагичная страница в нашей истории, поэтому сохранение исторического наследия — долг каждого белоруса.

Отец моей матери, Федор Перцев, был на фронте, в 1943-м дважды горел в танке, домой вернулся с наградами. Второй дед, Федор Смыслов, пропал без вести, его могила — бескрайний простор. Поэтому, когда я прихожу к Вечному огню — знаковому месту для каждого бобруйчанина, низко кланяюсь всем героям, известным и безымянным, упокоенным с почестями и не вернувшимся с войны.

Почетное наименование «Бобруйские»

В июне 1944 года войскам 1-го Белорусского фронта под командованием Рокоссовского поступила задача — разгромить бобруйскую группировку противника. 24 июня операцию начали, а 27-го создали плотное кольцо окружения: в Бобруйском котле оказались вражеские дивизии численностью около 40 тысяч человек (по некоторым данным — до 70 тысяч).

Бобруйск немцы превратили в настоящую крепость. Для защиты оборудовали два обвода: внутренний проходил по окраине города, внешний — в нескольких километрах от него. Подходы прикрыли минными полями, улицы забаррикадировали, дома и подвалы приспособили под огневые точки, на перекрестках вкопали танки...

— В Бобруйской наступательной операции, ставшей частью операции «Багратион», участвовали несколько наших армий, речная военная флотилия, кавалерийский, механизированный и танковый корпуса, артиллерийские и авиационные дивизии. На долю 356-й стрелковой дивизии выпала тяжелая и важная задача: сменить танковый корпус, который по стратегическим соображениям командование фронтом передвинуло под Минск, — уточняет старший научный сотрудник Бобруйского краеведческого музея Инна Овсейчик. — На дивизию легла миссия, что ранее ставилась перед танковым корпусом, владеющим неизмеримо большей мощью и маневренностью. И пехотинцы, экстренно совершившие для этого 70-километровый марш-бросок под Бобруйск, с честью справились с ней. 29 июня 1944 года советские войска заняли город, ликвидировав вражескую группировку.

20 частям и соединениям, отличившимся в ходе Бобруйской наступательной операции, присвоено почетное наименование «Бобруйские».

В музее хранятся воспоминания командира 356-й стрелковой дивизии генерал-майора Макарова, красноармейца Степана Климова, письма героев, освобождавших Бобруйск, плакат-схема боевого пути дивизии.

За отвагу!

Плакат-схему передал в августе 1973-го уроженец Куйбышева Анатолий Свешников, в войну служивший личным радистом Михаила Макарова. Из воспоминаний Свешникова: «В ночь на 29 июня 1944-го я дежурил на радиостанции, когда комендант Бобруйска Адольф Гаман приказал немцам оставить город и прорываться на северо-запад, к своим. После сильного артиллерийского и минометного налета на нас пошли «фердинанды», танки, за ними — цепи поголовно пьяных эсэсовцев, пехота. Мы расстреливали фашистов в упор, кололи штыками. Медсестра Шура Петрянкина, спасая раненых солдат, несколько раз вынуждена была браться за винтовку. Всю ночь дивизия сдерживала натиск противника, но ценой огромных потерь гитлеровцам удалось местами вклиниться в нашу оборону. Об этом я доложил командованию, к нам на помощь направили 1-й гвардейский танковый корпус, отрезавший путь отхода на запад пяти дивизиям 9-й немецкой армии».

Уроженец села Житное Астраханской области Степан Шарганов за освобождение Бобруйска награжден медалью «За отвагу». 22-летний парень вернулся с войны инвалидом и всю жизнь носил в себе осколок вражеского снаряда, застрявший в мышце левого желудочка сердца… В город на Березине Шарганов приезжал на открытие мемориала.

С годами участников военных событий все меньше, говорит Юрий Андриевский:

— Лет 20 назад в День Победы мы привозили к Вечному огню пять-шесть автобусов с ветеранами. Только на «Белшине» их было более 200 человек. Ныне — всего четыре.

Но память жива. Идут к мемориалу земляки не только в праздники. Отсюда начинают знакомить туристов с городом экскурсоводы, сюда приезжают с цветами молодожены. Уверен: добрая традиция сохранится.

Ведь память поколений — это уважение к героическому прошлому своего народа, которое как связующее звено времен делает нас сильнее, сплоченнее и мудрее.

Ольга Кисляк, фото Андрея Сазонова, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна