Рус Бел Eng 中文

Стараниями молодого сельчанина возвращено из небытия около 6 тысяч имен защитников Днепровского рубежа

Антону Прокапневу из агрогородка Кадино Могилевского района 26 лет. Около десяти из них он активно занимается поисковой работой. Еще в школе, заинтересовавшись историей и краеведением, начал собирать сведения о земляках, не вернувшихся с войны. А уже будучи студентом Могилевского государственного университета продовольствия, вступил в ряды областного историко-патриотического клуба «Виккру». С ним объездил всю область, поднимал останки бойцов, погибших в годы Великой Отечественной и до сих пор считавшихся пропавшими без вести, по собственной инициативе работал в архивах — искал и находил имена тех, кто защищал Днепровский рубеж.

«Мой отец, простой экскаваторщик, в юности вместе со сверстниками исследовал все окрестные леса и поля. В 1960-е это было главным увлечением деревенских пацанов — искать оружие, боеприпасы, оставшиеся после войны. Папа часто рассказывал мне, единственному сыну, о тех своих «сокровищах», — объясняет Антон. — Впрочем, для него это была не просто забава. Он увлекался военной историей. Никогда не забуду: мне было лет 10, сели с ним смотреть документальный фильм об обороне Севастополя. Один из кадров меня зацепил: в лодку, на которой через реку переправлялись красноармейцы, угодил снаряд… У меня ком встал в горле, и в тот момент отец говорит: «Точно так погиб твой прадед Яков. Он был родом из села Мосток Могилевского района, ушел на войну молодым, воевал за Севастополь. Из его боевых товарищей, что тоже были в лодке, не выжил никто — не было у них шансов. А о том, как все случилось, нам потом рассказал один из земляков — очевидец тех событий. Он по счастливому стечению обстоятельств был на другом судне…».

С личной истории — судьбы прадеда, рассказов отца — все и началось. А дальше Антон стал собирать такие же личные истории земляков:

«В нашей школе был поисковый кружок. Любительский. В то время ведь не было возможности искать информацию о погибших на войне в интернете или архивах. Сведения передавались из уст в уста: люди узнавали о своих не вернувшихся с фронта родных от их уцелевших боевых товарищей. Я знал, что при строительстве нашей школы в Кадино много лет назад были обнаружены останки красноармейцев. Возле нее их и захоронили, и мы, школьники, за этой могилой ухаживали. Среди погибших героев был красноармеец Борис Овчинников. Педагоги и ученики несколько лет искали его родных и близких. Помню, как они наконец встретились спустя почти 70 лет после войны, — Борис и его родной брат Иван, приехавший к нам, в белорусскую глубинку, из Алтайского края… Как плакал он на могиле, шепча родное имя Борька…

Наверное, тогда я и решил для себя, что буду заниматься поисковой работой. Но впервые на реальные раскопки с поисковиками отправился, уже став студентом вуза. Наш преподаватель Александр Костеров познакомил меня с виккровцами, он сам один из них. И я ему за это очень благодарен. Ведь полевая поисковая работа — это уже совсем другие ощущения…».

Свою первую полевую экспедицию Антон не забудет никогда. Тогда он, молоденький паренек в камуфляже, впервые взял в руки металлоискатель и отправился на поле у деревни Макаренцы Могилевского района на поиски самолета, разбившегося в 1944-м: «Таких находок в стране единицы, и, конечно, я ощущал всю ответственность. К тому же уже на месте узнал трогательную легенду, поведанную местными жителями: среди членов экипажа, сбитого фашистами, были четверо мужчин и девушка — вероятнее всего, радистка. Якобы после того как самолет взорвался в воздухе, сельчане нашли разбросанные по полю человеческие останки, густую женскую косу... Информация, что в экипаже была девушка, впоследствии не подтвердилась. И со временем я привык не доверять легендам, а сосредотачиваться на главном — фактах. А тогда нам удалось установить имена всех 4 погибших пилотов-героев…».

Потом была экспедиция на кличевские болота, где в лесу у деревни Межное ребята тоже искали самолет, разбившийся в годы Великой Отечественной. Антону тогда везло больше всех: на какую кочку ни станет — тут же из-под мха достанет металлический обломок… Кстати, и имена членов этого экипажа тоже установили, их родные приезжали на торжественное перезахоронение.

А у деревни Сидоровичи (под Могилевом в июле 1941-го шли кровопролитные бои: сводный усиленный передовой отряд под командованием майора Геннадия Златоустовского мужественно сражался с 10-й немецкой танковой дивизией) Прокапнев отыскал останки бойца, при котором был солдатский медальон. Позже выяснится: уроженцу Саратовской области Николаю Таранцу на момент гибели было 28 лет. А тогда, подняв его останки, паренек замер в волнении: «Этот солдат сражался до последнего — все его тело изрешечено пулями».

Когда при красноармейце находят медальон, это большая удача. Впрочем, сам Прокапнев, исколесивший с металлоискателем и лопатой почти всю область, везунчиком себя не считает:

«Наша работа — это не везение, а кропотливый труд. Прочесть данные с медальона, пролежавшего в земле десятки лет, не просто сложно — порой невозможно. Еще труднее добывать сведения о тех, кто до сих пор считается пропавшим без вести, кто был в плену. Но мы ищем: в архивах, интернете, сотрудничаем с коллегами-поисковиками из разных областей Беларуси, России, связываемся с военкоматами. Скрупулезная работа приносит результат. Знаете, только у меня есть десятка полтора предков, которые не вернулись домой с войны и о судьбе которых (где, когда и как погибли) я ничего не знаю. И мне хочется верить, что где-нибудь далеко от меня кто-то, как и я сейчас, отправляется в путь, чтобы вернуть из небытия имена героев, которые действительно достойны того, чтобы о них помнили».

Руководитель Могилевского областного историко-патриотического клуба «Виккру» Николай Борисенко уточняет: «В нашей организации более 100 поисковиков. Благодаря Антону за последние 4 года установлено почти 6 тысяч имен защитников Днепровского рубежа. Это огромное достижение. Тех, кто в 1941-м воевал на Днепровском рубеже — под Могилевом, в Могилевском, Быховском, Шкловском, Кричевском, Климовичском районах, — было около 60 тысяч. До 2017 года мы в общей сложности знали имена лишь около 1 тысячи бойцов, захороненных в тех краях. Сведений о них очень мало: большинство погибло, попало в плен. Но мы будем продолжать поиски. А имена тех, что стали нам известны, планируем увековечить на легендарном Буйничском поле».

СБ
 

 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна