Рус Бел Eng 中文

Деревню Студенка Быховского района в 1942-м фашисты уничтожили вместе с жителями

Колосья нашей памяти

Когда в Хатыни каждые 30 секунд звонит колокол, человеческое сердце отзывается болью. В ней — великая скорбь и память обо всех деревнях Беларуси, стертых с лица земли вместе с жителями. Трагедия Хатыни и других сожженных населенных пунктов, которых, по данным исследователей, было более девяти тысяч, начиналась 80 лет назад — 22 июня 1941-го, когда нацистские войска начали бомбить наши города и села, развязав одну из самых страшных войн в истории человечества.

«Пепел стучит в сердце» — новый проект. Мы посвящаем его горестной дате, которую никогда не забудут ни наши деды, ни наши родители, ни наши дети. Потому что она — своего рода предостережение новым военным угрозам, а память о ней — как иммунитет против любой военной агрессии и возрождения неонацизма, то тут, то там все громче заявляющего о себе. Журналисты «Р» проедут по деревням, уничтоженным фашистами, чтобы еще раз напомнить себе и читателям, что самая большая наша ценность — это мир. Сберечь его — дело всех и каждого из нас.

Боль — из категории вечности. Хотя от Великой Отечественной нас отделяет более семи десятков лет, горечь потерь со временем не слабеет. Потомки героев помнят своих защитников и освободителей, подаривших нам свободу ценой собственных жизней. Особое место в списках утрат занимают мирные граждане, зверски убитые и сожженные заживо фашистами и их приспешниками. Только на Быховщине оккупанты сожгли 86 деревень и уничтожили более 4000 человек. Без малого 500 из этих жертв — жители деревни Студенка.

Черная дата

До войны в этом большом селе было 303 двора, а взрослых и детей по переписи — 1060. Неудивительно, что и колхоз, объединивший деревню, по тем временам считался немаленьким. Работало сельпо, дети ходили в школу. В Студенке даже был свой селькор. В 1925-м в могилевской газете «Соха и молот» он сообщил, что в деревне создан пионерский отряд, который носит имя всебелорусского старосты Червякова. Всего в отряд вступили 36 человек — дети крестьян-бедняков.

…Не только статистику, но и весь ход жизни изменила война. В 1941-м десятки сельчан ушли на фронт. А их родные и близкие оказались в оккупации, которая затянулась на три долгих года. Самой черной датой для Студенки стало 26 июня 1942-го, когда фашисты и полицаи сожгли деревню и расправились с ее жителями. По одним данным, за день тогда погибли 462 человека, по другим — на 20 больше.

— В окрестностях Студенки — мемориал из нескольких памятников. Здесь похоронены герои-красноармейцы, а также есть обелиск, который установлен в память о гражданских жертвах Великой Отечественной. В траурную годовщину во время митингов местные жители, представители власти, педагоги и школьники вспоминают безвинно погибших, среди которых были старики и дети. Однажды после такой трогательной встречи ко мне подошла Лидия Артемьева — одна из немногих, кому чудом удалось спастись. Было заметно, что события прошлого женщину так и не отпустили. Даже спустя десятки лет сельчанка оставалась там, в своей опаленной юности, — рассказала учитель истории и руководитель музея средней школы агрогородка Глухи Надежда Кузьмичева.

Спрятавшаяся во ржи

Рассказ сельчанки о ее личной трагедии и трагедии родной деревни записали школьники. Сегодня воспоминания Лидии Артемьевой — одна из реликвий школьного музея. Аккуратно выведенные буквы на пожелтевшей странице документа будто кричат о том, о чем нельзя забывать по определению. «Утром меня подняла мать. Сказала, что приехали немцы, молодежь будут угонять в Германию», — поделилась Лидия Карповна, которой на тот момент было 17. Она хотела спрятаться на кладбище, но оцепившие деревню каратели не пропустили, приказали вернуться.

…А к 11:00 уже пошли по хатам. «Они застрелили мою мать, сестру. Вторая сестра пыталась убежать — ее убили в огороде. Брат спрятался под печкой, а я — в кладовой в бочке», — говорится в воспоминаниях. Лидия Карповна уверена, что ее не заметили благодаря темной одежде. Когда каратели покинули их дом, девушка бросилась бежать. Спасением оказалось поле, где уже поднялись колосья ржи. В какой-то момент услышала: кто-то рядом говорит по-русски. «Я затаилась, притворилась мертвой. Затем пробралась к кладбищу». Как выяснилось позже, в деревне орудовали не только фашисты, но и «свои» — полицаи. Расправившись с сельчанами, они выгоняли из сараев скот, выносили из хат то, что показалось ценным.

Из большой семьи Лидии Карповны в живых остались три человека. Кроме нее, спастись удалось брату, а также отцу — он затаился между грядками в огороде. Когда все стихло, выжившие искали и хоронили погибших. Ужас от увиденного, рассказала свидетельница трагедии, был такой, что люди просто теряли сознание. Но нужно было найти силы, чтобы жить дальше.

Всем смертям назло

После войны Студенку восстановили, однако до довоенного масштаба она так и не дотянула. Сегодня в деревне всего десять жителей. Свидетелей тех страшных событий, отметил председатель Черноборского сельисполкома Юрий Савостиков, уже нет. Но неравнодушные земляки успели записать их воспоминания, которые теперь хранятся в архивах, чтобы служили напоминанием и предостережением будущим поколениям: никогда больше!

За каждой такой историей — большое горе, которое люди переживали всю сознательную жизнь. Леонид Сиваков решил рассказать о большой беде в 1980-х. В своем письме в редакцию местной газеты «Маяк Прыдняпроўя» на тот момент рабочий из Могилева воссоздал хронику страшного летнего дня. «Моя мать Надежда Петровна собрала детей и закрылась на крючок. Послышался топот под окном: к нам шел фашист. Он ворвался в дом, закричал: «Партизан!» и дал автоматную очередь. Я упал за сундук. Было очень больно и кружилась голова. Мои братья лежали убитые на полу», — Леонид рассказал, что ему посчастливилось перепрятаться под одеяло, поверх которого были еще и подушки. Это скрыло ребенка от глаз полицаев: они, по всей видимости, зашли зачистить территорию. И, конечно, прихватить с собой что-нибудь из чужих вещей.

…Деревня горела, все вокруг было в гари и копоти. Родственники из соседнего селения обнаружили Леонида только через несколько дней, насчитали у него семь (!) ранений. Все вместе ушли в лес, где прятались от «своих» и чужих. Парнишке пришлось немало поскитаться, прежде чем он попал в детский дом в Барановичах. Здесь в 1945-м его нашел вернувшийся с фронта отец. Радости не было предела!

Точка еще не поставлена

Директор Быховского районного историко-краеведческого музея Сергей Жижиян отметил, что о Студенке в своей повести-расследовании «Я з вогненнай вёскі» вспоминал и Алесь Адамович. Судя по рассказам очевидцев, подобные «операции» для карателей были делом обыденным. Свидетели рассказывали, как фашисты прошлись по улице, расстреливая сельчан. После чего вымыли руки, сели обедать и дали сигнал авиации: деревню поджигали еще и с самолетов.

История, как известно, сослагательных наклонений не любит. Но очевидно: не будь войны, Студенка вырастила бы куда больше талантливых и трудолюбивых людей, которые могли бы прославить не только деревню, но и страну. Но один из ее жителей — Леонид Данилюк — успел вписать свою строку и в историю, и в Победу. До войны он окончил школу, поступил в Могилевский пединститут, преподавал в школе в Барколабово. В 1941-м, по окончании Тбилисского артиллерийского училища, оказался на передовой и дошел до Берлина. Всех подвигов кавалера многих боевых орденов и медалей не перечислить, но один из них — бой за город Бернау — вошел в военные энциклопедии. Командир 1822-го самоходно-артиллерийского полка майор Данилюк тогда «внезапно атаковал противника с фланга, находясь в головном танке, вызвал огонь на себя и первым ворвался на окраину города в подбитом танке». За это 31 мая 1945-го был удостоен звания Героя Советского Союза.

Жижиян подчеркнул, что, несмотря на давность событий, в районе из года в год ведутся поисковые работы, которые позволяют восстановить неизвестные ранее детали Великой Отечественной и имена героев:

— В районе деревни Красницы, к примеру, было много локальных боев еще перед масштабной операцией «Багратион». Одну из лесополос местные жители так и называют — Роща смерти. Там — и не только! — из земли были подняты останки красноармейцев, которые потом с почестями перезахоронены. В нынешнем году поисковую работу вместе с могилевским клубом «Виккру» и спецбатальоном Минобороны будем вести на знаменитой Лудчицкой высоте, сраже­ния у которой стали предтечей Бобруйского котла.

Светлана Маркова, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна