Рус Бел Eng 中文

После необычной находки проведут раскопки на родительском подворье жителя Быхова

Время читать камни

Страницы истории открываются нам постепенно. Иногда благодаря неравнодушию людей, весьма далеких от науки. На приусадебном участке родительского дома 75-летний Григорий Федорович Шинелев обнаружил камень. Чем же он оказался интересен?

Артефакт под старым сараем

Биография Григория Шинелева вполне типична для представителей его поколения. Вырос в деревне Добуже Быховского района, после школы выучился на автослесаря. По распределению отработал в Витебске в «Сельхозтехнике», затем вернулся на малую родину. Какое-то время трудился в Могилеве на пивзаводе и автобазе. Из областного центра привез в деревню жену Галину, снова стал работать в колхозе слесарем. Правда, одно время, когда супруга была в декретном отпуске, около года заменял ее на почте.

Позже, накопив на маленький домик в Быхове, семья окончательно перебралась в город. Григорий Шинелев уходил на пенсию с местной автобазы. Его супруга — с должности школьного повара.

Вырастили двух дочерей — Татьяну и Ольгу, обе работают фармацевтами: старшая — в Могилеве, младшая — в Быхове. Выучиться на эту профессию им посоветовала родственница из Минска. Обе дочери замужем, у одной — два сына, у другой — две дочери.

По выходным, чтобы отдохнуть от забот, Григорий Федорович ездит в деревню Добужу за 24 километра в дом, оставшийся от родителей. Он по возможности всегда интересовался историей своего рода, местностью, где родился и вырос. Слушал и запоминал рассказы старожилов. Много раз слышал, что лет 300 назад деревня была дальше, а на этом месте располагалось кладбище.

Отец его вырос в соседнем селе и переехал на это подворье только после женитьбы. А прежде здесь проживал его родственник по фамилии Квартальный.

Множество гипотез

Разбирая старый сарай, Григорий Федорович заметил выпирающий из земли камень необычной формы, стал его выкапывать. Говорит, сразу почувствовал, что находка может представлять интерес для науки.

Вскоре на поверхности появился камень весом около 30 килограммов. Хозяин аккуратно очистил его от земли и увидел выбитый символ. Заинтересовавшись его значением, он обратился к местному священнику, а тот отправил пенсионера к директору Быховского районного историко-краеведческого музея Сергею Жижияну, который работает над кандидатской диссертацией, как раз занимается камнями.

Наибольший интерес в находке представляли именно символы. Такие знаки в виде оси с полусферой наносились исключительно на надгробные камни, причем, как правило, в центральной и западной частях Беларуси. В Могилевской области до настоящего времени подобные единичные памятники были обнаружены только в Белыничском и Круглянском районах. В Восточной Беларуси их практически не использовали. Откуда же тогда он взялся в Быховском районе?

Сергей Жижиян выдвигает несколько версий:

— На месте, где сейчас располагается участок пенсионера, в XVII веке, скорее всего, было кладбище, его можно увидеть на старых картах. На более поздних картах XIX века его уже нет. Возможно, где-то неподалеку жила семья, переехавшая из западной части Беларуси, которая хоронила близких по своим обычаям. Или, к примеру, местный парень женился на девушке из другой местности, и перед смертью жена попросила мужа похоронить ее «по всем правилам», что он и сделал.

Впрочем, по рассказу директора музея, с годами традиции и обычаи даже в отдельно взятой деревне могут меняться. К примеру, в селе, где живут его родственники, сначала на кладбище ставили подобные каменные памятники. Затем одна «авторитетная» сельчанка уверенно сказала: «Нехорошо это, когда над покойным камни. Тяжело — на грудь давят». Послушавшись ее, местные мужики собрали с могил все камни и сложили у ограды. За пределы погоста не выво­зи­ли, ведь по поверьям с кладбища брать ничего нельзя — примета плохая.

Сергей Жижиян рассказал, где чаще всего обнаруживались подобные памятники:

— В 1993 году вышла работа группы авторов Института геологии, геохимии и геофизики Национальной академии наук «Ледавіковыя валуны Беларусі: эксперыментальная база вывучэння валуноў». В ней упоминается именно такой знак в Логойском и Мядельском районах. Также изображение Ф-образной фигуры историки сопоставляют с аналогичными знаками в окрестностях древнего Новгорода. А те, в свою очередь, очень похожи на наскальные рисунки, обнаруженные в Швеции. Шведские ученые считают, что эти знаки были созданы в третьем тысячелетии до нашей эры.

По словам директора музея, некоторые историки выдвигают версию, что «зонтик» вообще является отдельным знаком, который, несмотря на графическое сходство, все же не вариация христианского креста. Надгробия с «зонтиками» есть и на православных, и на католических кладбищах. Это может косвенно свидетельствовать в пользу версии более раннего дохристианского происхождения знака.

Осенью планируется провести раскопки на частном подворье, где найден камень. Не исключено, что обнаружится еще немало интересного.

Бесценный дар

Григорий Шинелев уже передал музею свою находку, причем по всем правилам — подписав акт приемки-передачи. Конечно, пенсионер тут же стал местной знаменитостью.

Он рассказал, что это не первый необычный камень, который он находит на родительском участке:

— Еще когда был жив батька, обрабатывая землю, все время за что-то цеплялся плугом. После смерти родителей я решил ту помеху выкопать. И откопал камень в виде настоящего креста, с «плечами». Правда, находка оказалась больно мрачной, зловещей. Смотрел на каменный крест — и портилось настроение, на душе становилось тяжело. Тогда и решил закопать его обратно в землю да поглубже. Теперь уже точно и не помню, в каком месте.

Не исключено, что это действительно было каменное изваяние в виде креста. Такие кресты неоднократно упоминались в трудах белорусских исследователей, в частности один из них видели в деревне Трилесино Быховского района, расположенной совсем недалеко, буквально в трех километрах от родительского дома Григория Федоровича.

Летом 2017 года Сергей Жижиян проводил там археологические исследования. Старожилы крест вспомнили и рассказали: место, где было найдено изваяние, сделали культовым. В купальскую ночь там собиралась местная молодежь, жгли костры. Именно из-за воздействия огня, высоких температур крест мог разрушиться. Предположительно, это случилось в ­80-е годы прошлого века.

В подтверждение этой версии на том месте действительно было обнаружено множество мелких каменных фрагментов. Там же Сергей Жижиян нашел старинную монету XVI века. Можно предположить, что именно в то время и был установлен крест.

В больших деревнях Быховского района, вероятнее всего, надгробные камни не устанавливались. Их просто негде было взять: на берегу Днепра камни не попадались, а перевозить их из другой местности было бы тяжело и непрактично.

При этом не исключено, что традиция устанавливать надгробные камни все же существовала в местных небольших деревушках, разбросанных возле малых речек, на дне которых этого природного материала всегда хватало.

В общем, будем ждать результатов раскопок на подворье пенсионера.

В ТЕМУ

В Быховском районе меньше использовали камни, чем в западной и центральной частях Беларуси. Здесь ни один из обнаруженных курганов также не был обложен камнями в отличие от тех, что находили на других местностях.

Ирина Менделева, фото Сергея Левченко, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна