Рус Бел Eng 中文

В Шклове воплощают уникальный проект в память о жертвах нацизма

Камни сумеют рассказать...

Есть на окраине Шклова возвышенность под названием Бисхайм. Там расположено древнее еврейское кладбище, к которому ведет выложенная из кирпичей лестница-коридор. Построили ее в XVII веке, и теперь кирпичная кладка местами сильно разрушена, крыши давно нет. Но благодаря совместным усилиям белорусов и россиян у этого единственного в стране подобного памятника архитектуры есть шанс на спасение.

Место памяти

С директором Шкловского районного историко-краеведческого музея поднимаемся наверх по древним ступеням — Лариса Силивестрова рассказывает:

— Шклов — уникальный город: рождался трижды в разных местах. Здесь, в деревне Рыжковичи, которая теперь в городской черте, его второе место рождения. На горе — самое большое в районе еврейское кладбище. В годы Великой Отечественной на территории льнозавода размещалось гетто, а внизу Бисхайма, в месте, называемом в народе Пески, фашисты расстреливали евреев. Уже после войны убитых свозили сюда со всего района, перезахоранивали…

Гетто в еврейском Шклове было несколько. На льнозаводе находилось около 3 тысяч человек, в Рыжковичах — почти 2700…

На памятнике из черного гранита надпись: «Жертвам фашизма. Благородных имен перечислить невозможно, их много. Знай, внимающий этим камням — никто не забыт, ничто не забыто». Он появился в середине 1950-х благодаря шкловчанину Калмыкову. До войны Григорий работал на фабрике Кривошеина, в начале Великой Отечественной ушел на фронт добровольцем, служил в 5-й танковой гвардейской армии под командованием генерала Жадова, участвовал в обороне Сталинграда, воевал на Курской дуге, награжден медалями «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За оборону Сталинграда». Ветерана уже нет, но память о нем жива. Этот памятник убитым землякам он за свой счет заказал в Ленинграде.

Чуть позже рядом с монументом появились семь братских могил, увековечивших имена жертв Холокоста.

Белорусские корни

На самом еврейском кладбище, где уже давно не хоронят, есть могилы, датированные разными веками. Несколько лет назад Бисхайм посетил российский государственный деятель Илья Клебанов — у него, уроженца Ленинграда, белорусские корни.

— Из Шклова его бабушка и дедушка. В тот приезд он даже отыскал их дом, а на старом кладбище — могилы родных, — уточняет Силивестрова. — Тогда и решил: уникальный памятник архитектуры надо спасать. Узнав, что у нас есть благотворительный фонд «Возрождение историко-культурных ценностей Шкловского района», предложил помощь — выделил деньги на исследовательские работы, проектно-сметную документацию на консервацию (более 2 миллионов 600 тысяч российских рублей). Сюда приезжала группа ученых из Минска, документы на консервацию заказали в «Белреставрации». Уже хотели объявлять тендер, искать строительную организацию, но… началась пандемия. Потом документам потребовалась корректировка. Дело в том, что в следующий раз Илья Иосифович приехал в Шкловский район с другом — известным скульптором, народным художником России Георгием Франгуляном. Тот, увидев «полное трагизма» место, решил изменить концепцию скульптурной композиции…

Автор памятников Окуджаве, Бродскому, Шостаковичу, Бабелю, императрице Елизавете Петровне, Пушкину, Эйнштейну, Франгулян предложил на вершине Бисхайма установить семь менгир — вертикальных каменных глыб. Переделкой проектно-сметной документации занялась фирма из Могилева «Стройпроектинвест». По задумке Франгуляна, здесь появятся дорожки из плитки и булыжника, рядом с древней лестницей — новая, удобная для посетителей.

Дом жизни

Могилевский историк, активистка еврейской общины Ида Шендерович несколько лет назад с единомышленниками разработала проект «Узел жизни» — они каталогизируют все сохранившиеся на Могилевщине старинные еврейские некрополи:

— Это важно — потомки выходцев из наших краев, ныне живущие в США, Израиле, Швейцарии, Канаде, России, все чаще приезжают на Могилевщину в поисках могил предков. Шкловский Бисхайм, где мы насчитали более 400 древних захоронений, многие соотечественники называют «чистилищем», но это не так. Несохранившееся до наших дней строение у лестницы-коридора, где людей провожали в последний путь, называлось домом очищения или омовения. А Бисхайм в переводе не «место без жизни», как ошибочно полагают, а «дом жизни». Чтобы не было других неточностей, мы внесли свои коррективы в проект, предложенный Франгуляном. Памятный знак предлагаем назвать «В память о евреях Шклова, жертвах нацизма», а композицию из камней установить поодаль у выхода из коридора-лестницы. Хоть надгробий там не сохранилось, под землей осталось множество могил. Хоронили у входа самых уважаемых и почитаемых людей, и нельзя гулять по их останкам.

Представители еврейской общины, спонсоры, краеведы и местная власть cолидарны в том, что уникальный объект Бисхайм надо сберечь. Так что небольшой городок в Могилевской области может стать центром религиозного туризма.

— 2021-й объявлен Годом народного единства, и так совпало, что в благом деле нам помогают люди, не забывающие о своих корнях, — подчеркивает заместитель председателя Шкловского райисполкома Александр Иваненко. — Кстати, этим летом мы планируем приступить не только к консервации Бисхайма, но и установить в городе памятник бывшему министру путей сообщения России Аполлону Кривошеину, по инициативе которого в Шклове в свое время появилась фабрика (ныне ОАО «Бумажная фабрика «Спартак»), был заложен парк. Бронзовая скульптура, автор которой из Бреста, уже готова.

Ольга Кисляк, фото Андрея Сазонова, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна